zakal - Виртуальный музей

ВИРТУАЛЬНЫЙ МУЗЕЙ ИСТОРИИ
НОТАРИАТА КУБАНИ
VIRTUAL MUSEUM HISTORY
OF THE KUBAN NOTARY

Перейти к контенту

Как закалялся нотариус
статья о нотариусе Михаиле Васильевиче Парахине

  

«Кто такой нотариус, я понятия не имел, и слова-то такого не слышал!» - рассказывает девяностодвух-летний Михаил Васильевич Парахин. Несмотря на возраст, речь у него не просто понятная, а грамотная. Слова произносит четко, рассказывает с юмором. Собеседника слушает внимательно, и если разговор касается нотариальных действий, то реакция моментальная. Все помнит, спуску не дает. На столе лежит Гражданский кодекс РФ с комментариями. По всему объему книги – закладки. Возникли разногласия по вопросу содержания завещания: тут же найдены необходимые статьи, и характерный жест рукой, словно ставит печать, как жирную точку в конце спора – больше возражать не хочется! Вот это характер, вот это дух! Как говорил поэт Маяковский, именно из таких людей можно делать гвозди… или нотариусов?!
  Деревня Парахино Ливенского уезда Орловской губернии – обыкновенная русская деревня, каких на Руси множество. История ее названия такова: жила там когда-то барыня по имени Прасковья, в просторечии – Параха, вот всем жителям и была дана фамилия Парахины. 8 октября 1921 года в большой и дружной семье Парахиных родился Миша. В период сплошной коллективизации все десять хозяйств деревни Бобылевка, в которой родился будущий нотариус, были объявлены кулацкими, мужиков - глав семей арестовали, в том числе и отца Миши, председателя колхоза.
  Если в детстве Миша получал уроки доброты, любви к семье, к труду, к родной деревне, к людям, живущим по соседству, то страшные события научили Мишу ненависти. Он стал ненавидеть жестокость, ложь, лицемерие, несправедливость!
  Через два года после ареста отца, умерла мать Миши, Евдокия Владимировна. Было ей всего 39 лет. Последними словами ее были: «Миша, не бросай девок».
  Учиться дальше не пришлось, так как на Мишу легли все тяжести быта. И Миша всю жизнь старался поддерживать пятерых сестер, был для них и отцом, и матерью. Он научился ответственности.
  Находясь до войны на службе в армии, рядовой Михаил Парахин отказывал себе во всем, чтобы помочь сестренкам. Однажды купил галоши, которые были очень нужны под стеганые валенки-бурки. Но не суждено было старшему брату осчастливить девчонок. Грянула война, и эти галоши, сложенные в самодельный чемодан, при отступлении Миша отдал одному из местных жителей. Ему повезло, что в первые дни войны он не погиб и что, еще хуже, не попал в плен!
  Путь на фронт начался из города Моршанска, где Михаил прошел подготовку как командир минометного расчета. «Война! Будь ты проклята, - вспоминает Михаил Васильевич, - В бою, на передовой я находился два месяца. Удивляюсь, как это умудрялись некоторые пройти всю войну. Ведь градом на нас сыпались пули, осколки от мин, неся с собой увечья и смерть! Два месяца на передовой я не знал ни сна, ни отдыха, не умывался, не переодевался, постоянно приходилось шевелить мышцами, чтобы хоть немного избавиться от зуда, вызванного массой вшей…»

_

  Навсегда остались в памяти первые дни наступления, страшные бои, гибель товарищей, их беспримерный героизм…
  За прицельный огонь по немецкой автоколонне у Варшавского шоссе, который помог наступающим войскам продвинуться в нужном направлении Михаил Васильевич был награжден медалью «За отвагу». Слово честь не было пустым звуком для молодого защитника Родины. Второго февраля 1942 года в жестоком бою он был ранен, и пятнадцать месяцев пролежал в госпитале, закованный в гипс. Война искалечила Михаила Васильевича, когда ему было всего двадцать лет.
  За 72 года он не сделал ни одного шага без костылей или палочки, но гордится, что « с честью защищал державу в той жестокой битве под Москвой…».Из-за тяжелого ранения Михаила      Васильевича комиссовали. Но он не терял времени зря, работал и все время с пристрастием учился. Кроме высшего юридического образования, получил финансовое, а еще учился играть на баяне, столярному мастерству, слесарному и строительному делу, познавал тонкости пчеловодства и писал стихи.
  Шла война, но Михаил Васильевич Парахин 1 октября 1943 года был зачислен в Московскую юридическую школу, которую успешно закончил в сентябре 1945 года. И уже 5 января 1946 года был назначен на должность нотариуса Кущевской Государственной нотариальной конторы. Ехал в станицу с большим волнением. И хотя о работе нотариуса имел только смутные представления, был безмерно счастлив, так как его мечта жить и работать на Кубани исполнилась! Михаила поразили степные просторы, на плодороднейшей земле колосилась, отливая золотом, знаменитая кубанская пшеница. Кущевская - одна из северных станиц Краснодарского края, ближайший сосед Ростовской области, стоит на слиянии двух рек Ея и Куго-Ея и утопает в зелени садов и скверов.
  В послевоенный период в станице активно шло восстановление народного хозяйства, так как были разрушены электростанция, вокзал, пять школ, два молокозавода, два кирпичных завода, зернохранилище, не было водопроводной воды, и жители пользовались общественными колодцами. Благополучие Кущевского района было нарушено не только войной, но и в двадцатые-тридцатые годы, когда засуха, голод и сплошная коллективизация уменьшили население некоторых станиц вдвое. Такими заботами и проблемами встретила Кубань молодого нотариуса.
  В первые послевоенные годы нотариат оставался дискриминированным правоохранительным органом. Не хватало квалифицированных кадров, помещений, инвентаря.
  Из-за низкой квалификации и ничтожной оплаты труда при высокой нагрузке сохранялась текучесть кадров, совершались многочисленные ошибки и даже правонарушения. Советский нотариус того времени - это женщина 30-35 лет, без высшего образования, со стажем работы менее трех лет, и только 28 % от общего нотариального состава были мужчины. Поэтому фронтовик Михаил Васильевич Парахин был торжественно представлен на очередной сессии райисполкома Кущевского района её председателем Львом Худовердовым. Председателям сельских советов Кущевского, Штейнгардовского, Ленинградского и Крыловского районов было рекомендовано поддерживать тесную связь с первым специалистом в области нотариата, учиться у него правильному составлению правовых документов.
  Нотариальная контора сначала находилась в хате казака, уцелевшей в годы лихолетья. А затем, когда было отремонтировано здание райисполкома по улице Красная, Михаил Васильевич 14 лет принимал граждан в маленьком помещении конторы, один, имея на вооружении только перо и чернильницу, даже бумаги не было в достаточном количестве… Керосиновая лампа не однажды выручала нотариуса, выручал и скрипучий старый велосипед, честно колесивший много лет по дорогам четырех районов!
  Без блеска и пафоса Михаил Васильевич воздавал должное правде!
  За это время были приняты важные законы, которые зафиксировали изменившийся статус нотариусов. С 1948 года предпринимались усилия по повышению образовательного уровня нотариусов, а с 1952 года – по улучшению их работы.
Но в плане оснащения нотариальной конторы ничего не изменилось. По-прежнему скрипело перо нотариуса, удостоверяя завещания, договоры купли-продажи, свидетельства о праве на наследство…
  Наиболее важным нотариальным актом Михаил Васильевич считал удостоверение завещаний. Часто возникали неловкие ситуации, когда родственники, наследники завещателя приходили и уговаривали рассказать о содержании документа, Михаил Васильевич терпеливо объяснял, что должен хранить тайну завещания под страхом уголовной ответственности. Но получив отрицательный ответ, они уходили недовольными, укоризненно качая головой: «Эх, Михаил Васильевич, а мы думали, что Вы справедливый человек».
  Но эти упреки были не по адресу. С честью и достоинством исполнял он свой профессиональный долг, долг служителя Закону. Много было других ситуаций, когда трагедии людей вызывали у нотариуса глубокие душевные переживания. В это тяжелое послевоенное время было много матерей-одиночек, которые не могли прокормить своих детей и отдавали их на усыновление или удочерение чужим людям.



  Михаил Васильевич свидетельствовал подлинность подписи несчастной матери на заявлении, что она согласна отдать своего ребенка в другую семью. После оформления вышеуказанного заявления мать со слезами на глазах передает ребенка чужой женщине, а ребенок, как бы чувствуя, что лишается родной матери, издает раздирающие прощальные крики…
  Но Михаил Васильевич Парахин уже получил нужную закалку, поэтому в любой ситуации проявлял мудрость, терпение и выдержку.
  Работая в должности нотариуса, Михаил Васильевич познакомился со многими жителями станицы Кущевской из числа бывшего казачества, а также со многими другими жителями окрестных станиц.  Слушая рассказы станичников, Михаил Васильевич проникся уважением и восхищением к казакам, которые подверглись страшным репрессиям, но не растеряли мужества, духа защитников Родины.
  Фронтовику, патриоту, неравнодушному человеку Михаилу Васильевичу Парахину приносило огромное удовлетворение не только общение с людьми, но и осознание того, что его деятельность в качестве нотариуса помогает людям справиться с житейскими проблемами, лишает граждан оснований для споров и разладов.
  В 1948 году Михаил Васильевич женился. Физический недостаток - хромота морально угнетал молодого человека. Знакомясь с девушками, он чувствовал неловкость и унижение. Но любовь жены Валентины и появление двоих детей наполнили его жизнь новым смыслом. Сегодня у него шестеро внуков и одна внучка. А еще два правнука и две правнучки.
  В нотариате Михаил Васильевич проработал 17 лет и три месяца. Последние три года работал в Краснодаре в должности нотариуса 3-й Государственной нотариальной конторы, которая располагалась в доме 8 по улице имени Дзержинского.  Тогда Михаилу Васильевичу, как инвалиду ВОВ, впервые выделили печатную машинку. Не имея представления о десяти заповедях нотариуса, которые современный нотариус знает как дважды два, он руководствовался ими всегда и во всем.
  Михаил Васильевич Парахин не похож на пожилого, а тем более, старого человека, живущего лишь воспоминаниями. Он успешно освоил компьютер, общается с родными по скайпу, следит за всеми событиями, что происходят в стране, в том числе касающимися судьбы нотариата.
Как и прежде, играет на баяне и выразительно читает написанные им за долгую жизнь стихи:

Я не знал, что такое усталость,
Непоседою в округе слыл,
И откуда невесть мне на радость
Воцарялся сей силы прилив!
Эх, запрячь бы мне тройку лихую,
Залихватскую песню запеть,
Жизнь, продли ты мне удаль былую,
Я не стар, не хочу я сидеть…

Автор: И.Г.Кваснюк
VIRTUAL MUSEUM  HISTORY
OF THE KUBAN NOTARY

ВИРТУАЛЬНЫЙ МУЗЕЙ ИСТОРИИ НОТАРИАТА КУБАНИ
Назад к содержимому